Поддержка и обучение родителей детей с СДВГ

Предлагаем вашему вниманию отрывки из книги “Поддержка и обучение родителей детей с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью“ О. Н. Боголюбова, М. В. Галимзянова, А. Н. Корнев, Е. А. Москвина, М. В. Яковлева; под редакцией Р. Ж. Мухамедрахимова. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2009 г.

Введение

Сегодня знания о синдроме дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) в Российской Федерации находятся на недостаточном уровне. Так, до сих пор отсутствуют надежные сведения о частоте встречаемости СДВГ, — по данным различных авторов, эта цифра колеблется от 2 до 47% (Заломихина 2007). Несмотря на обилие публикаций, СДВГ широкому кругу специалистов известен недостаточно. Существует большой разброс в критериях диагностики, что указывает, в частности, на то, что специалисты далеко не всегда пользуются научно обоснованными диагностическими критериями. Довольно часты ошибки в диагностике и дифференциальной диагностике со сходными состояниями. В результате диагноз СДВГ неправомерно устанавливается детям с другими расстройствами и состояниями, что зачастую приводит к ухудшению их психоэмоционального состояния и перспектив развития. В то же время значительное число детей с СДВГ не получают адекватной помощи со стороны врачей и психологов из-за отсутствия необходимых знаний как у их родителей, так и у специалистов, призванных оказывать профессиональную помощь детям и их семьям. При этом специализированные программы помощи по СДВГ, в основном, предлагаются медицинскими учреждениями, в частности предоставляющими коммерческие услуги. Это приводит к повышению порога доступа к помощи из-за распространенных в российском обществе предубеждений относительно психиатрической помощи и отсутствия у многих семей финансовых возможностей для обращения в коммерческий центр.

Актуальность проблемы определяется высокой частотой этого синдрома в детской популяции и его большой социальной значимостью. СДВГ проявляется в форме двигательной гиперактивности, трудностях концентрадии и поддержания внимания, сложностях обработки экзогенной и эндогенной информации и стимулов, в импульсивности поведения, нарушениях обучения и памяти, проблемах во взаимоотношениях с окружающими (Biederman, Faraone 2005). Гиперактивные дети имеют нормальный или высокий интеллект, однако, как правило, в школе они учатся ниже своих возможностей. Им тяжело регулировать свою активность, внимание и навыки социального взаимодействия, чтобы приспособиться к конкретной ситуации. Это приводит к частым проблемам, возникающим у них в общении и со взрослыми, и со сверстниками. При взрослении ребенка в подростковом и юношеском возрасте СДВГ ассоциируется с развитием асоциального и отклоняющегося поведения (Intenational Handbook,.. 2007).

Основными причинами развития СДВГ у детей считаются генетические и неврологические нарушения (Монина, Лютова-Роберте, Чутко 2007). Данные современных исследований указывают на то, что СДВГ не является результатом неправильного воспитания и/или нарушенных отношений между родителем и ребенком. Тем не менее особенности родительского воспитания, а также качество отношений между родителем и ребенком оказывают значительное влияние на психоэмоциональное состояние ребенка, его социальную адаптацию. В то же время воспитание ребенка с СДВГ предъявляет особые требования к родителям, что приводит к развитию родительского стресса, переутомлению, чувству бессилия и в некоторых случаях агрессии по отношению к ребенку (Anastopoulos, Guevre- mont, Shelton et al. 1992).

Необходимо развивать также программы поддержки родителей детей с СДВГ. Такие программы должны включать как образовательный компонент, направленный на просвещение родителей относительно СДВГ, так и компонент психологической помощи и коррекции, направленный на нормализацию эмоционального состояния родителя и развитие навыков эффективного родительского поведения.

Подобные программы должны основываться на принципах общинной поддержки (низкий порог доступа, приближенность к потребителю, междисщшлинарность) и могут реализовываться на базах общеобразовательных школ, что, с одной стороны, будет укреплять собственные ресурсы школ для поддержки детей с особыми образовательными потребностями, а с другой, позволять большему числу родителей и их детей получать доступ к психологическим, медицинским и социальным услугам.

Общие сведения

Синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) уже более века привлекает внимание ученых и врачей всего мира. В настоящее время это один из наиболее интенсивно изучаемых синдромов в детской психиатрии и психологии, а также один из самых спорных. О проблемах, связанных с СДВГ, написано огромное количество работ в области как медицины, так и психологии. Однако до настоящего времени не сложилось единого мнения относительно терминологии, этиологии, патогенеза и лечения этого состояния.

Действительно, разнообразные нарушения внимания у детей представляют собой один из наиболее распространенных симптомов. Как симптом дефицит внимания малоспецифичен и встречается при очень разных по качеству психических нарушениях у детей. Он проявляется в недостаточной способности произвольно концентрировать внимание, повышенной отвлекаемости и истощаемости внимания. Его можно встретить у детей с невротическими состояниями (например, при неврастении, при тревожно-фобических состояниях), при соматогенных астениях и психосоматических расстройствах, почти при всех формах психического дизонтогенеза (задержках психического развития, умственной отсталости, моторной алалии, раннем детском аутизме и др.). Иначе говоря, симптом дефицита внимания может по-разному выглядеть в структуре разных синдромов.

Симптом гиперактивности часто встречается при дизонтогениях, резидуально-органических расстройствах, при явлениях так называемого госпитализма и даже как ситуационно обусловленное состояние. Его основное проявление — неспособность длительное время оставаться в состоянии неподвижности. Насколько длительное — это зависит как от возраста ребенка, так и от контекста ситуации. Один и тот же ребенок, например, может быть чрезмерно подвижным, неусидчивым в неинтересной ему ситуации, при занятии чем-то скучным, монотонным, но оказаться вполне организованным в привлекательной и тем более в увлекательной для него деятельности. И в этом случае следует различать гиперактивность как неспецифический симптом и синдром гиперактивности, имеющий патогенетическую специфичность.

Еще в середине XX века многочисленные клинические наблюдения показали, что синдром дефицита внимания довольно часто сопутствует синдрому гиперактивности. Кроме того, была выдвинута концепция, что существует самостоятельное нарушение развития, проявляющееся только в дефиците внимания и гиперактивности. Эта концепция родилась в процессе изучения группы детей с так называемой минимальной мозговой дисфункцией (minimal brain dysfunction). Исторически оно в определенном смысле производное от «минимального мозгового повреждения» (minimal brain damage) (Strauss, Lehtinen 1947). Это понятие по смыслу близко к термину «резидуально-органическое поражение головного мозга», давно использующемуся в российской психиатрической школе. Специфическими признаками этого состояния считались такие симптомы, как негрубые перцептивно-моторные нарушения, апраксия, асимметрия сухожильных рефлексов, страбизм, гиперкинезы и другие нарушения. Дети с таким синдромом, находясь по интеллектуальному развитию на уровне нормы или субнормы, часто тем не менее испытывали значительные затруднения при усвоении ряда школьных предметов.

Ряд исследователей пришли к выводу, что существует многочисленная группа детей, у которых наблюдаются многие симптомы, похожие на те, которые описаны у детей с минимальным мозговым повреждением. При этом, однако, убедительных свидетельств органического повреждения головного мозга у них не обнаруживается. Подобные состояния были названы «минимальной мозговой дисфункцией», и в 1962 г. этот термин был официально рекомендован к использованию Оксфордской международной группой изучения проблем детской неврологии (Wender 1971; Strother 1973) > К этой категории относят детей с проблемами в обучении или поведении, расстройствами внимания, имеющих нормальный интеллект и легкие неврологические нарушения, не выявляющиеся при стандартном неврологическом исследовании, или с признаками незрелости и замедленного созревания тех или иных психических функций (Rut- ter, Grahan, Yule 1970). Анализ минимальной мозговой дисфункции (ММД) осуществлен во многих публикациях (Rutter, Graham, Yule 1970; Murray, Johnston 1979; Тржесоглава 1986; Раттер 1987). Довольно подробно описаны типичные для этого состояния электроэнцефалографические феномены, паттерны психологических и нейропсихологических нарушений. В последние годы, однако, многие, в том числе приверженцы этой концепции, вынуждены признать, что в ходе ее разработки существенного успеха не достигнуто. Причина состоит в значительной неоднородности этой клинической группы, включающей детей с расстройствами внимания, с патологией поведения, с трудностями в обучении, с двигательными нарушениями и другими синдромами, клинически весьма несходными. В соответствии с вышеуказанными диагностическими критериями в одну группу, например, объединяются дети с психогенной школьной дезадаптацией, резидуально-органическим поражением центральной нервной системы и конституциональными состояниями незрелости. Выделить в такой разнородной группе какие-либо единые механизмы нарушений вряд ли возможно.

Распространенность

В настоящее время СДВГ считается одним из наиболее частых поведенческих расстройств у детей. Эпидемиологические исследования, проведенные в ряде зарубежных стран, свидетельствуют о широкой распространенности синдрома дефицита внимания с гиперактивностью среди детей школьного возраста (Bird 2002).

При этом цифры о распространенности СДВГ расходятся как между странами, так и в пределах одной страны (Poianczyk, de Lima, Horta et al. 2007; Чутко 2007). В эпидемиологических исследованиях JI. Голотан и М. Генел (Goldman, Genel 1998) СДВГ выявлен у 3-6% детей школьного возраста. Среди школьников Лондона СДВГ обнаружен у 17% (см. по (Чутко 2007)), у школьников штата Тенесси —у 16% (Wolraich, Hannah, Pinnock et al. 1996). Среди 10- 12-летних киевлян СДВГ выявлен у 19,8% (см. по (Чутко 2007)). Российские ученые также существенно расходятся в полученных эпидемиологических показателях. В Москве, цо данным Н. Н. Зава- денко, А. С. Петрухина, П. А. Семенова и др. (1999), детей с СДВГ 7,6%, а по данным И. П. Брязгунова и Е. В. Касатиковой (2002),— 18%. Согласно данным другого исследования гиперактивность среди российских детей встречается в 6-7,5% случаев, при этом мальчики страдают СДВГ в 3-4 раза чаще девочек (Ruchkin, Lorberg, Koposov et al. 2008).

Средние показатели распространенности СДВГ, по данным западных авторов, находятся в диапазоне 5-12% (см. (Чутко 2007)). Подобный разброс, скорее, обусловлен не реальными отличиями в степени распространенности, а методическими различиями исследований, проводимых в той или иной стране, и разницей в критериях диагностики. Так, если в процессе диагностики участвуют родители, учителя и сам ребенок, то цифра распространенности СДВГ будет значительно ниже, чем когда для установления синдрома используется единственный источник информации (Sadock, Sadock, Kaplan 2001).

Этиология и патогенез

В настоящее время наука располагает подробным описанием СДВГ. Однако знания о точных причинах этого нарушения относительно скромны. Исследователи указывают на то, что этиология СДВГ носит комбинированный характер (Castellanos, Giedd, Marsh et al. 1996). В целом все группы причин развития СДВГ можно отнести к двум категориям факторов: биогенетические и социальные.

Биогенетические факторы, в свою очередь, можно разделить на две категории: 1) экзогенные вредности, приводящие к дисэмбриогенезу или повреждению определенных структур головного мозга; 2) генетические факторы.

Среди перинатальных патогенных факторов чаще встречаются такие, как недоношенность (вес менее 1500 г), невынашиваемость в анамнезе, курение матери во время беременности, алкоголизация (Чутко, Пальчик, Кропотов 2004). По данным Н. Н. Заваденко (2005), у 84% детей с гиперактивностью и дефицитом внимания в акушерском анамнезе имеется патология беременности или родов, а у 56%— сочетание того и другого. Примерно такие же данные приводятся и в отношении других форм психического дизонтогенеза (Корнев 1995). Иначе говоря, экзогенные причины у СДВГ те же, что и у других аномалий психического развития.

Указанные вредности приводят к повреждению головного мозга, которые наиболее часто локализованы в области желудочков головного мозга (перивентрикулярная лейкомаляция) (Чутко, Пальчик, Кропотов 2004). Изучение церебрального субстрата СДВГ посредством техники нейровизуализации (МРТ, МЭГ, фМРТ, ПЭТ) позволило выявить структуры, поражение которых встречается у таких детей с большим постоянством. Несмотря на полиморфизм и нечеткость критериев диагностики СДВГ, данные нейровизуализации демонстрируют определенное единообразие: в большинстве исследований получены достоверные свидетельства заинтересованности таких структур, как хвостатое тело, бледный шар, префронтальные отделы коры головного мозга (Doyle, Faraone, Seidman et al. 2005). Как показали нейробиологические и нейропсихологические исследования, эти структуры играют ключевую роль в программировании и контроле поведения, регуляции селективного внимания, торможении нежелательных реакций (ложнопозитивных ответов) .

Несмотря на то что раньше СДВГ связывали с повреждением мозга, в последние десятилетия на первое место в этиологии СДВГ ставятся генетические факторы. Близнецовые исследования показали, что их вклад в вариативность симптомов составляет 0,7-0,8 (Ibid.). В семьях детей с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью нередко имеются близкие родственники, имевшие в школьном возрасте аналогичные нарушения (Weinstein, Apfel, We- instein 1998). В родословных детей с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью также часто прослеживается отягощенность по обсессивно-компульсивному синдрому, тикам и синдрому Жиль де ля Туретта.

В последние годы в области молекулярной генетики были получены экспериментальные данные, подтверждающие наследственную природу синдрома. Как показали исследования, СДВГ детерминируется мутациями нескольких генов, регулирующих катехола- миновый обмен (Roman, Rohde, Hutz 2004 —электронная версия). При СДВГ выявлены отклонения в экскреции не только дофамина, но также норадреналина,, адреналина и их метаболитов (Узбеков, Мисионжик, Маринчева, Красов 1998). Их полиморфизм служит объяснением многофакторной этиологии и полигенетической наследуемости СДВГ.

По мнению ученых, СДВГ имеет полигенное происхождение, т.е. в его основе лежит наличие патологических признаков в нескольких генах. Предположительно, более десятка генов участвуют в патогенезе СДВГ, влияя на транспорт дофаминов, функционирование катехоламинов и серотонина. Н. Н. Заваденко, по данным зарубежной литературы, приводит сводную таблицу, содержащую сведения о хромосомах и генах, ответственных за СДВГ (табл. 1).

Хотя вклад наследственных факторов присутствует во всех случаях СДВГ, не существует исключительно генетических форм этого расстройства. В большинстве случаев экзогенные и генетические факторы взаимодействуют друг с другом. Так, например, последствия употребления матерью алкоголя во время беременности оказываются значительно серьезнее у детей с генетически обусловленным нарушением транспорта дофамина в нервных клетках (см. (Заваденко 2005)).

Данные современных исследований указывают на то, что СДВГ — не результат неправильного воспитания и / или нарушенных отношений между родителем и ребенком. Тем не менее особенности родительского воспитания, а также качество отношений между родителем и ребенком могут играть роль провоцирующих факторов, которые усугубляют нейробиологически обусловленные нарушения у детей. К социальным факторам, вносящим вклад в возникновение и развитие СДВГ, относят микро- и макросоциальные средовые влияния, вызывающие дистресс, и фрустрацию (в том числе факторы семейного воспитания).

Большое влияние на детскую психику оказывает система семейных отношений, особенности воспитания и психологический микроклимат (ссоры, конфликты), а также алкоголизм, деструктивное поведение родителей (James 2004 —электронная версия).

В литературе встречаются исследования связи стресса в семье и развития гиперактивного поведения детей (Biederman, Milberg, Faraone et al. 1995). Отмечено, что негативные, фрустрирующие отношения между матерью и ребенком увеличивают риск возникновения поведенческих проблем, в том числе проявляющихся в форме гиперактивности. Некоторые исследователи приходят к заключению о том, что для части детей с СДВГ этиологически важным фактором может быть, наоборот, гиперопека и назойливая забота родителей (Everett, Everett 2001). Так, наличие биологической уязвимости помещает ребенка с СДВГ в группу риска, увеличивает вероятность неблагоприятного влияния различных стрессов в школе или в семье.

Психосоциальные факторы— относительно управляемые в развитии СДВГ. Изменив окружение ребенка, отношение к нему в семье и школе, можно повлиять на течение заболевания и значительно снизить влияние перинатальной патологии. На этом и основана психолого-педагогическая коррекция синдрома.

В целом, анализ возможных причин развития синдрома предполагает доминирующую роль биологических факторов церебрально-органической природы, а также сопутствующую роль неблагоприятных психосоциальных факторов и наследственной предрасположенности. Полиэтиологическая природа нарушения, в свою очередь, диктует комплексный подход и в его коррекции и лечении. Во многих случаях имеются показания для медикаментозной те-рапии, которая компенсирует дисбаланс медиаторных систем головного мозга, способствует более полной реализации нейробиологических компенсаторных ресурсов. Психолого-педагогическая коррекция направлена на улучшение психосоциального окружения ребенка и создание соответствующих условий для его развития.

Диагностические признаки синдрома дефицита внимания с гиперактивностью

Дефицит внимания и гиперактивность представляют собой сборную группу состояний, включающую несколько синдромов: синдром дефицита внимания, синдром гиперактивности и разнообразные сочетания обоих. В «Международной классификации психических и поведенческих расстройств» (МКБ-10) эта группа состояний включена в рубрику «Поведенческие и эмоциональные расстройства с началом, характерным для детского и подросткового возраста» (F90-F98). Большинство вариантов этих состояний в МКБ-10 отнесены к группе «Гиперкинетические расстройства» и соответствуют шифру F90.

Согласно МКБ-10, гиперкинетическое расстройство (F90) диагностируется, если в различных ситуациях, в течение минимум шести месяцев, с началом не позднее семилетнего возраста, при отсутствии расстройств развития или аффективных эпизодов и тревожных расстройств отмечается не менее шести симптомов невнимательности, трех симптомов гиперактивности и хотя бы один симптом импульсивности.

Симптомы невнимательности:

• часто проявляющаяся неспособность внимательно следить за деталями или совершение беспечных ошибок в школьной программе, работе или другой деятельности;

• часто не удается поддерживать внимание на заданиях или в игровой деятельности;

• часто заметно, что ребенок не слушает того, что ему говорится;

• ребенок часто не способен следовать инструкциям или завершать школьную работу, повседневные дела и обязанности на рабочем месте (не из-за оппозиционного поведения или неспособности понять инструкции);

• часто нарушена организация заданий и деятельности;

• часто избегает или очень не любит заданий, таких как домашняя работа, требующая постоянных умственных усилий;

• часто теряет вещи, необходимые для выполнения определенных заданий или деятельности, таких как школьные вещи, карандаши, книги, игрушки или инструменты;

• часто легко отвлекается на внешние стимулы;

• часто забывчив в ходе повседневной деятельности.

Симптомы гиперактивности:

• часто беспокойно двигает руками или ногами или ерзает на месте;

• покидает свое место в классной комнате или в другой ситуации, когда требуется оставаться сидеть;

• часто начинает бегать или куда-то карабкаться, когда это неуместно (в подростковом или зрелом возрасте может присутствовать лишь чувство беспокойства);

• часто неадекватно шумен в играх или испытывает затруднения при тихом проведении досуга; в обнаруживается стойкий характер чрезмерной моторной активности, на которую существенно не влияют социальные ситуация и требования. Симптомы импульсивности:

• часто выпаливает ответы до того, как завершены вопросы;

• часто не способен ждать в очередях, дожидаться своей очереди в играх или групповых ситуациях;

• часто прерывает других или вмешивается (например, в разговоры или игры других людей);

• часто слишком много разговаривает без адекватной реакции на социальные ограничения.

В классификации «Американской психиатрической ассоциации» (DSM-IV), изданной в 1994 г., и текстуально переработанной в 2000 г., различаются три варианта состояний дефицита внимания или гиперактивности:

314.01—дефицит внимания / гиперактивное расстройство, сочетанный тип;

314.00 —дефицит внимания / гиперактивное расстройство, с преобладанием дефицита внимания;

314.00—дефицит внимания / гиперактивное расстройство с преобладанием гиперактивности и импульсивности.

Термин «гиперактивность», использующийся в DSM-IV, более точный, чем «гиперкинетическое расстройство», так как последний провоцирует ошибочную ассоциацию с гиперкинезами. Подобная омонимия создает определенные неудобства в диагностике. Более прогрессивна и стратегия разделения синдромов с преобладанием дефицита внимания и синдромов с преобладанием гиперактивности и импульсивности.

Условием постановки диагноза СДВГ становится наличие специфических симптомов, выступающих критериями включения для этой диагностической рубрики. Эти симптомы должны выражаться в разных ситуациях (школа, семья, игровая / трудовая деятельность) и должны наблюдаться в течение длительного времени (не менее шести месяцев). Они обычно вариабельны и по-разному проявляются в разных социальных ситуациях. Например, в ситуациях монотонной, однообразной, малопривлекательной деятельности они выражены сильнее. При частой смене видов деятельности, эффективном, привлекательном для ребенка подкреплении, во время увлекательной игры эти симптомы минимальны. Кроме того, при диагностике этих симптомов необходимо учитывать возрастные особенности поведения. Симптомы могут считаться признаками патологии в том случае, если они выходят за пределы допустимых в этом возрасте затруднений. Признаки дезадаптации должны проявляться в двух и более социальных сферах (например, и дома, и в школе). Если ребенок дезадаптирован только в домашней обстановке или только в школе, этого недостаточно для постановки диагноза СДВГ. Кроме того, эти симптомы не должны быть следствием аутизма, тревожных расстройств или умственной отсталости.

В МКБ-10 симптомы дефицита внимания и гиперактивности сгруппированы в три синдрома: «невнимательность», «гиперактивность» и «импульсивность». В свою очередь, в DSM-IV рассматриваются три подтипа расстройства дефицита внимания и гиперактивности (ADHD):

A) с преобладанием дефицита внимания (далее — СДВГ ДВ);

B) с преобладанием гиперактивности и импульсивности (далее-СДВГ ГИ);

C) комбинированный подтип.

СДВГ с преобладанием дефицита внимания (СДВГ ДВ).

Для установления диагноза этого синдрома необходимо наличие, по меньшей мере, шести симптомов из приведенного списка, которые сохраняются в течение шести месяцев и более в такой степени выраженности, которая свидетельствует о дезадаптации и не согласуется с уровнем развития ребенка.

1. Часто не способен удерживать внимание на деталях; из-за небрежности, легкомыслия допускает ошибки в школьных заданиях, работе, других видах деятельности.

2. Обычно с трудом сохраняет внимание при выполнении заданий или во время игр.

3. Часто складывается впечатление, что ребенок не слушает, когда к нему обращаются.

4. Ребенок часто не способен следовать инструкциям или доводить до конца выполнение школьных заданий, повседневных дел, обязанностей на рабочем месте (не из-за реакций оппозиции или непонимания инструкции).

5. Часто испытывает трудности в организации выполнения заданий и других видов деятельности.

6. Часто избегает, не любит заданий, требующих постоянных умственных усилий (школьных заданий, домашних заданий).

7. Часто теряет вещи, необходимые в школе и дома (школьные принадлежности, карандаши, книги, рабочие инструменты).

8. Часто отвлекается на посторонние вещи.

9. Часто бывает забывчив в повседневных делах.

СДВГ с преобладанием гипераптивности и импульсивности (СДВГ ГИ)

Не менее трех симптомов из перечисленных сохраняются шесть месяцев и долее в такой степени выраженности, которая свидетельствует о дезадаптации и не согласуется с уровнем развития ребенка.

1. Часто беспокойно двигает руками и ногами, ерзает на месте.

2. Часто вскакивает с места в классе или в других ситуациях, требующих усидчивости.

3. Часто бесцельно бегает по комнате, пытается куда-то залезть в ситуациях, когда это неуместно.

4. Часто неадекватно шумен в играх, не может спокойно проводить досуг.

5. Часто находится в постоянном движении, ведет себя так, как будто у него внутри мотор.

6. Часто бывает болтливым.

7. Часто выпаливает ответ, не дослушав вопрос до конца.

8. Часто не способен дожидаться своей очереди в играх.

9. Часто прерывает других или вмешивается в разговор или игры других.

Если у ребенка обнаружены шесть и более симптомов из списка СДВГ ДВ, но меньше шести из списка СДВГ ГИ, то диагностируется первый подтип, т. е. СДВГ с преобладанием дефицита внимания. Если у ребенка выявлено обратное соотношение, т. е. шесть и более симптомов из списка СДВГ ГИ, но меньше шести симптомов из списка СДВГ ДВ, то диагностируется второй подтип— СДВГ с преобладанием гиперактивности и импульсивности. Если по обоим спискам число найденных симптомов превышает шесть, этот случай рассматривается как смешанное состояние, включающее дефицит внимания и гиперактивность.

Говоря о диагностике СДВГ, необходимо отметить, что хотя в практической работе с детьми специалистам часто приходится встречаться с гиперактивностью и нарушениями внимания, обусловленными именно СДВГ, эти симптомы могут быть признаками и ряда других состояний.

СДВГ важно разграничивать с широким кругом состояний, сходных с ним лишь по внешним проявлениям, но существенно отличающихся от СДВГ как по своим причинам, внутренним механизмам, а следовательно, и методам коррекции. По данным Н. Н. Заваденко (2005), к их числу относятся:

• индивидуальные особенности личности и темперамента;

• тревожные расстройства;

• специфические расстройства развития школьных навыков: дислексия, дисграфия, дискалькулия;

• последствия перенесенной черепно-мозговой травмы, нейроин- фекции, интоксикации;

• астенический синдром при соматических заболеваниях;

• эндокринные заболевания;

• сенсоневральная тугоухость;

• эпилепсия;

• умственная отсталость;

• наследственные синдромы: Туретта, Вильямса, Смита-Мажениса ломкой Х-хромосомы и другие;

• патохарактерологическое развитие личности, аффективные расстройства, аутизм, шизофрения.

СДВГ редко встречается изолированно — при этом синдроме ко- морбидность — скорее правило, нежели исключение (Hinshow, La- hey, Hart 1993). Так, частота встречаемости депрессий у детей с СДВГ находится на высоком уровне — приблизительно в 30% случаев. Помимо депрессивных состояний в исследованиях СДВГ обнаруживается коморбидность с другими психопатологическим нарушениями: биполярным расстройством, обсессивко-компульсивным синдромом, тревожными и невротическими расстройствами (American Academy of Pediatrics... 2000). Также СДВГ сочетается с оппозиционно-вызывающим расстройством и асоциальными расстройствами поведения (Barkfey 2003). Около 20-30% школьников с СДВГ помимо характерных симптомов обнаруживают специфические расстройства школьных навыков (Seidman 2001).

В связи с вышесказанным следует отметить, что при диагностике СДВГ важно опираться на клинические наблюдения, подтвержденные патопсихологическими данными, анамнестическими сведениями, а также результатами опроса родителей и педагогов о поведении ребенка.

Клинико-психологическне проявления синдрома дефицита внимания с гиперактивностью

СДВГ выражается триадой ядерных симптомов: гиперактивностыо, импульсивностью и нарушениями внимания. Эти особенности, в свою очередь, накладывают отпечаток на всю картину поведения и социального взаимодействия гиперактивных детей.

Гиперактивиосшь проявляется в избыточной подвижности ребенка, предпочтений шумных, подвижных игр и неспособности к тихим занятиям, игнорировании ситуативных условий и социальных запретов. Симптомы гиперактивности обнаруживаются в виде выраженной двигательной активности уже в первые годы жизни, что обычно становится первым и наиболее ярким признаком СДВГ (Микадзе 2008).

Импульсивность в повседневной жизни и в выполнении познавательных заданий для таких детей —частая проблема, а именно склонность к действию по принципу «здесь и сейчас», неряшливое выполнение заданий, несдержанность в словах, поступках и действиях, неумение проигрывать, излишняя настойчивость в отстаивании своих интересов, невзирая на требования взрослого (Заваденко 2005). Многие гиперактивные дети занимаются физически опасными видами деятельности, не задумываясь о последствиях. Это повышает риск самоотравлений, травм и дорожных происшествий у детей и подростков с СДВГ (Heininger, Weiss 2002). В старшем возрасте это качество проявляется в трудностях планирования, логического обоснования своих действий (Barkley 2003).

Нарушение внимания выражается в том, что дети допускают ошибки в школьных (и других) заданиях из-за своей невнимательности к деталям, нюансам. Они забывчивы и рассеянны, не доводят до конца начатую работу или игру, не слушают, что им говорят, в результате чего не могут следовать полученным разъяснениям, не могут организовать свою работу и избегают заданий, которые требуют усидчивости. Парадоксально, что при подобной «невнимательности» дети с СДВГ могут быть поглощены часами увлекающими их занятиями, такими как футбол или видеоигры. И тогда им сложно уже не уделять внимания тому любимому делу, которое их захватило. Тем не менее многие авторы указывают на то, что отвлекаемость не связана исключительно с мотивацией, а есть следствие колебания фокуса внимания, которое переключается с одного объекта на другой (MacNeill Horton, Wedding 2007).

Уровень интеллектуального развития у большинства детей с СДВГ колеблется от нормы до частичного ослабления отдельных способностей (Goldstein, Naglieri 2006). Типичны для СДВГ нарушения таких когнитивных функций, как внимание и память, а также недостаточная сформированность управляющих функций,, которые позволяют ребенку поддерживать психологическую установку, необходимую для достижения поставленных целей. На интеллект СДВГ оказывает косвенное влияние, причем в меньшей степени в аспекте приобретения знаний, и в большей степени в отношении применения полученных навыков (Barkley 2003).

Сложности эмоциональной регуляции отмечаются у детей с СДВГ в большинстве случаев (Biederman, Faraone 2005). Гиперактивные дети чаще впадают в состояние крайней степени возбуждения по сравнению со сверстниками, что отражает их неспособность разделять мысль и эмоцию. Дети с СДВГ часто оказываются захваченными переживаниями настолько, что это приводит в недоумение окружающих. Поведенческие трудности ребенка с СДВГ оказывают значительное и зачастую разрушительное влияние на его повседневное взаимодействие. Эмоции оказывают исключительное влияние на их деятельность: переживания средней интенсивности могут ее активизировать, однако при дальнейшем повышении эмоционального фона деятельность может быть полностью дезорганизована (Лебединский, Никольская 1990).

Нарушения социального взаимодействия зачастую сопутствуют СДВГ, что приводит к социальной дезадаптации ребенка. Гиперактивные дети любят играть в деструктивные игры, во время игры не могут сосредоточиться, конфликтуют с товарищами, несмотря на то что стремятся находиться в коллективе (Брязгунов, Касатикова 2002). Окружение не принимает их, и они страдают из-за невозможности обрести самостоятельность, четко идентифицировать себя во взаимоотношениях со сверстниками. Социальная незрелость таких детей проявляется в предпочтении построения игровых отношений с детьми младшего возраста. Подобного рода инфантилизм можно рассматривать как попытку адаптации на уровне, при котором дети с СДВГ получают меньше стрессорных воздействий (Heininger, Weiss 2002).

У детей с СДВГ сложно складываются отношения и со взрослыми. Социальное окружение требует от гиперактивного ребенка более предсказуемого, стабильного и эффективного подхода к жизни, чем тот, который он может демонстрировать. Неспособность регулировать поведение адекватно ситуации и соответствовать предъявляемым ожиданиям приводит к непредсказуемому, взрывному поведению (Goldstein, Goldstein 1998). В результате, одни дети все чаще впадают в дурное настроение и депрессию, другие, соответственно своему темпераменту, реагируют агрессивно, провоцируют конфликты, а иногда к их поведению примешиваются элементы клоунады.

Таким образом, особенности развития центральной нервной системы у детей с СДВГ и как следствие неравномерное развитие психических функций (преимущественно их регуляторного компонента) не позволяют им нормально переносить интеллектуальные нагрузки. Поведенческие особенности также затрудняют адаптацию к окружающим условиям и учебной деятельности.

Психологические черты СДВГ можно рассмотреть и с точки зрения его развития в онтогенезе. СДВГ по разному проявляется на разных этапах развития ребенка, и понимание этой возрастной динамики крайне важно для адекватного выполнения задач психодиагностики и коррекции.

Обычно начальные признаки СДВГ диагностируются в возрасте 5-6 лет. В этом возрасте у детей активно созревают произвольные формы регуляции поведения и произвольное внимание. В этот возрастной период отмечается значительный прогресс в формировании способностей к планированию и самоконтролю. Именно эти сферы психики особенно уязвимы у детей с СДВГ и их дефицит становится заметен в этом возрасте.

При резко выраженных формах гиперактивности уже на 3~4 годах жизни ребенок отличается от сверстников чрезмерной подвижностью, крайней непоседливостью, превышающей допустимые пределы для этого возраста. Такие дети не могут оставаться неподвижными более 2-3 минут. Они не любят игры, требующие известной усидчивости: конструирование из мозаики, сборка пазлов из большого количества частей. Начав, они часто бросают игру не завершенной. Любые возникшие в игре трудности прерывают игру. Такие дети часто предпочитают шумные, подвижные игры. Новые игрушки вызывают интерес на короткий период времени, а затем ребенок перестает ими интересоваться. Однако, если у та-кого ребенка интеллектуальное развитие протекает без задержки, соответствует возрасту, родители отмечают, что в некоторых играх, увлекающих ребенка, он может проявлять усидчивость и упорство. Довольно часто родители замечают, что такие дети к вечеру не могут успокоиться, их трудно уложить спать. Чем больше разнообразных впечатлений было днем, тем более расторможенным ребенок становится к вечеру. На этом фоне легко возникают капризы, плаксивость.

Довольно часто такие дети многоречивы. Они пристают к взрослым с расспросами, но, часто не выслушивая ответа, могут снова задавать одни и те же вопросы. Болтливость может проявляться не только дома, но и в общественных местах, с посторонними людьми.

В дошкольном возрасте (5-6 лет) становятся заметными недостатки произвольной концентрации внимания. В занятиях, играх, требующих сосредоточенности, дети лишь на короткое время концентрируют внимание. Особенно заметны эти недостатки при выполнении заданий, предложенных взрослыми. У детей обнаруживается недостаточность в организации внимания, необходимой на разных этапах выполнения задания. Как известно, любой вид деятельности включает ориентировочную фазу, фазу планирования и фазу контроля. Уже в ориентировочной фазе возникают ошибки, связанные с недостатками концентрации и распределения внимания. Дети не обращают внимания на частности, мелкие детали. Дефицит внимания затрагивает как зрительную, так и слуховую сферы. Однако в большей степени страдает слуховое внимание в речевой сфере. Дети невнимательно слушают инструкцию или объяснение и поэтому не справляются с заданием. Из-за этого они нередко выглядят менее развитыми интеллектуально, чем это есть на самом деле. Внимание истощаемо и поэтому в конце выполнения задания они допускают больше ошибок, чем в начале.

В дошкольном возрасте здоровые дети уже способны планировать свои действия при выполнении многошаговых, комплексных заданий. У детей с СДВГ эта способность развита недостаточно. Они не умеют планировать свои действия дальше, чем на один шаг. Наблюдение за их когнитивным поведением свидетельствует о том, что у них не формируется образ ожидаемого результата. Поэтому отклонения от правильной стратегии и тактики не корригируются вовремя. Лишь не получив результат, заданный взрослым, они предпринимают новые попытки. Зачастую они удовлетворяются частично выполненным заданием, и лишь настояние взрослого побуждает их довести дело до правильного решения.

Уже в этот период жизни заметны черты импульсивности: склонность действовать не обдумывая, по первому побуждению. Нередко их импульсивные действия не сообразуются с ситуацией. Иногда это делает их поведение трудно предсказуемым. В норме дети этого возраста умеют контролировать свое поведение соответственно общепринятым правилам поведения. Манера общения сообразуется с особенностями коммуникативной ситуации: степенью близости, знакомости собеседника, его возрастом, социальным статусом (воспитатель, врач, знакомый взрослый, родственник). Дети с СДВГ обычно не чувствуют этих различий или не владеют репертуаром разных форм общения. Довольно часто они ведут себя с незнакомым взрослым без достаточного чувства дистанции. Не меньшие трудности возникают и при общении со сверстниками. Их суетливость, шумное, беспокойное поведение мешает участию в групповых играх. Это снижает их социометрический статус в группе.

В младшем и среднем школьном возрасте (7-12 лет) наблюдается полный спектр симптоматики, свойственной СДВГ. Функции, страдающие у детей с СДВГ, в школьном возрасте достигают у здоровых детей значительной степени зрелости. Система правил, установившаяся в школьных образовательных учреждениях, предъявляет максимальные требования к этим же качествам и способностям. Дети должны уметь регулировать свое поведение соответственно установленным правилам, следовать указаниям учите-ля, длительное время находиться в неподвижном состоянии, внимательно и старательно выполнять даже монотонную и малоинтересную деятельность, обдумывать и планировать свои действия прежде, чем их совершать.

Дети с СДВГ не способны длительно концентрировать внимание на содержании урока. Они часто отвлекаются, на уроке занимаются посторонними вещами, играют с игрушками. Эти недостатки создают препятствия и при подготовке домашних заданий. Дети не доводят до конца решение задач. Трудности концентрации и распределения внимания провоцируют многочисленные ошибки при решении задач и примеров с переходом через разряд. Так, например, они «не видят» своих ошибок в письме.

Дефицит внимания и работоспособности почти всегда сопровождается недостаточным объемом оперативной памяти (Mclnn.es, Humphries, Hogg-Johnson, Tannock 2003). Это, в свою очередь, снижает качество понимания речи и оказывается одной из причин трудностей в овладении чтением и письмом. Известно, что у детей с СДВГ примерно в одной трети случаев обнаруживается дислексия, т. е. стойкие, избирательные трудности в овладении навыками чтения и письма. Это вызывает значительные трудности в обучении: наличие дислексии не только препятствует овладению чтением и письмом, но и затрудняет работу с текстами учебников по всем остальным предметам. Кроме того, дислексия, вызывая тяжелую фрустрацию, часто сопровождается невротическими расстройствами, такими как фобия чтения, школьная фобия и др. В ряде случаев у детей с СДВГ обнаруживается дискалькулия —- избирательное нарушение усвоения математических представлений, счетных навыков.

Синдром гиперактивности и импульсивности в школьные годы вызывает особенно резкий конфликт со школьной системой правил. В связи с невозможностью оставаться неподвижным на протяже-нии всего урока и неспособностью контролировать свое поведение дети с СДВГ постоянно получают замечания по поводу нарушения дисциплины. Они мешают не только учителю, но и одноклассникам. Поэтому этот синдром осложняет отношения детей с СДВГ со сверстниками. Существует немало свидетельств их низкого социометрического статуса в классе. Их не принимают в групповые игры, так как они часто нарушают правила. С ними не любят дружить, потому что они утомляют и раздражают своим суетливым, шумным поведением, многоречивостью.

Гиперактивное поведение в не меньшей степени осложняет отношения детей с СДВГ с собственными родителями. В жалобах родителей это выглядит как проблема непослушания и неорганизованности. Большинство таких детей избегают выполнения рутинных обязанностей по дому, не держат в порядке свои вещи, забывают выполнить порученное им дело, в том числе и домашние задания. Попытки родителей преодолеть указанные недостатки воспитательными мерами очень часто оказываются безуспешными. Кроме того, многочисленные претензии учителей также вызывают негативные реакции родителей. Все это накаляет обстановку в семье. Довольно часто родители подобное неорганизованное поведение рассматривают как нежелание подчиняться родительской воле, злостное неподчинение или следствие лени и невоспитанности. Нередко детям приписываются черты характера, не соответствующие действительности. У родителей постепенно формируется предвзятое отношение к ребенку, его проступки вызывают раздражение, гнев. Образ ребенка, сформировавшийся у родителей, окрашен в негативные краски. За ними довольно часто родители не видят реальных достоинств ребенка. Ребенок, в свою очередь, чувствуя такое отношение к себе, воспринимает его как несправедливое, обидное. Часто это переживается ими как неприятие или отвержение со стороны родителей. В ответ иногда возникают защитные и протестные формы поведения.

Таким образом, вследствие всех перечисленных выше жизненных обстоятельств у детей с СДВГ могут формироваться психогенно обусловленные нарушения поведения, осложняющие основную симптоматику.

В подростковом возрасте (13-18 лет) происходит определенная трансформация симптоматики СДВГ. По данным исследований, в 50-80% случаев симптоматика сохраняется (Barkley 1998). С возрастом уровень выраженности гиперактивности снижается. В то же время повышенная двигательная активность сменяется чувством внутреннего беспокойства. Среди симптомов на первое по частоте место выходит импульсивность, которая иногда сочетается с агрессивным поведением, формируются оппозиционно- вызывающие формы поведения. Подростки с СДВГ входят в группу риска по формированию аддиктивных расстройств: алкоголизма и наркомании. Многие авторы отмечают также наличие у подростков с СДВГ тревожно-депрессивных расстройств.

У многих пациентов с СДВГ определенные недостатки сохраняются и во взрослой жизни. У них чаще, чем в общей популяции, встречаются тревожные и психосоматические заболевания, а также снижение способности к планированию времени, частые смены мест работы и т. д.

Ребенок с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью в семье

Семья подобна живому организму, системе, состоящей из взаимосвязанных между собой и взаимно влияющих друг на друга элементов (Сатир 2000). Поэтому появление ребенка с синдромом дефицита внимания с гиперактивностыо представляет собой испытание для всей семьи и не может не отразиться на ее жизни.

В семье, где растет ребенок с СДВГ, возникает много сложностей как на уровне бытового взаимодействия (например, соблюдение режима дня, четкое выполнение указаний, планирование своей деятельности), так и на более глубоком уровне межличностного общения. Известный американский исследователь и психотерапевт Р. Баркли отмечает, что в семьях, где воспитываются дети с СДВГ, значительно выше число разводов, семейных конфликтов, случаев жестокого обращения с детьми (Barkley, Edwards, Laneri et al. 2001).

Сами по себе проявления СДВГ не влекут за собой грубых поведенческих нарушений. Последние развиваются на основе индивидуальных особенностей нервной системы как вторичные нарушения, вызванные конкретными условиями воспитания и отношениями между ребенком и его окружением (Everett, Everett 2001) .

В семье ребенка с СДВГ часто наблюдается изменение и нарушение отношений между родителями и ребенком. Ребенок постоянно «проверяет на прочность» родителей, создавая стрессовые ситуации и испытывая запасы терпения окружающих. Непредсказуемость поведения таких детей и его последствия, в частности школьная неуспеваемость, становятся поводом для непрекращающихся бессистемных попыток родителей принять жесткие меры и наказанием принудить ребенка к послушанию. Окружение не принимает таких детей, они часто страдают из-за невозможности обрести самостоятельность, четко идентифицировать себя во взаимоотношениях со сверстниками. В то же время дети с СДВГ осознают свою неспособность регулировать поведение адекватно ситуации, что не может не отражаться на их эмоциональном состоянии.

Родители, в свою очередь, оказываются захваченными собственными эмоциональными реакциями. Еще до рождения ребенка у каждого из супругов был свой идеальный образ будущего ребенка. И вскоре они обнаруживают, что их ожидания не соответствуют реальности. Разочарование, негодование, тревога, стремление исправить ребенка, ощущение утраты контроля, обида и чувство вины — с этими переживаниями родители встречаются на пути принятия своего ребенка (Heininger, Weiss 2002). Одновременно родители детей с СДВГ часто сталкиваются с недостатком достоверной информации о синдроме (в том числе о методах лечения и психологической помощи), не могут получить доступ к необходимым услугам (например, из-за отсутствия таких услуг в месте проживания семьи, их высокой стоимости, собственных предубеждений и страхов, и т.д.). Все вместе это приводит к повышению уровня стресса, истощению адаптационных возможностей и как следствие к трудностям во взаимоотношениях с ребенком.

Немаловажно также и то, что, по данным исследований, среди родителей детей с СДВГ есть достаточное число тех, у кого наблюдаются сходные проблемы (Murray, Johnston 2006). Воспитание ребенка с СДВГ предъявляет к такому родителю требования, превышающие его психологические ресурсы (например, необходимость просчитывать действия ребенка и собственные реакции на них), что может приводить к явлениям декомпенсации.

Проблемы, связанные с воспитанием ребенка с СДВГ, и чувства, вызываемые ими, делают отношения между супругами более напряженными. Часто разногласия возникают по поводу определения собственной родительской позиции, выбора стиля воспитания, приемлемого для обоих супругов.

Исследования С. Голштейн и М. Голштейн (Goldstein, Goldstein 1998) показали, что у детей с СДВГ также часто возникают трудности во взаимоотношениях со своими сиблингами: гиперактивный ребенок требует к себе больше родительского внимания и свободного времени, которого не хватает его братьям и сестрам.

Таким образом, присутствие в семье гиперактивного ребенка, особенно если он не получает необходимой медицинской и психологической помощи, часто способствует развитию семейных конфликтов, пограничных психических расстройствх у родителей и других детей в семье. А это, в свою очередь, формирует своего рода «порочный круг» и негативно сказывается на состоянии ребенка с СДВГ.

Из всего вышесказанного следует, что предоставление информации и психологической помощи родителям детей с СДВГ — целесообразное и потенциально эффективное направление деятельности по работе с этой проблемой.

Практические рекомендации для родителей и воспитателей по взаимодействию с детьми с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью

При подготовке этого материала, использованы работы Р. А. Баркли, Г. В. Моникой, Е. К. Лютовой-Робертс, A. JI. Сиротюк, Ю. С. Шевченко, Н. Н. Заваденко, Л. С. Чутко, Ю. Б. Гиппенрейтер и др.

Принятие и общение

Уважайте ребенка и принимайте его безусловно — таким, какой он есть. Безусловно принимать ребенка — значит любить его не за то, что он красивый, умный, способный, отличник, помощник и так далее, а просто так, просто за то, что он есть! Мировая практика психологической помощи детям и их родителям показала, что даже очень трудные проблемы воспитания вполне разрешимы, если удается восстановить благоприятный стиль общения в семье.

1. В отношениях с ребенком придерживайтесь «позитивной модели». Хвалите его каждый раз, когда у него что-то получилось, подчеркивайте успехи, а не неудачи. Это поможет укрепить уверенность ребенка в собственных силах, повысит его самооценку. Поощряйте ребенка сразу же, не откладывая на будущее.

2. Используйте метод эффективной похвалы.

3. Будьте реалистичны в ваших ожиданиях и требованиях. Изучите имеющуюся информацию об СДВГ и старайтесь не требовать от ребенка того, что он просто не сможет выполнить.

4. Постоянно общайтесь с ребенком, читайте ему книги и обсуждайте их вместе, просите его помочь вам в выполнении домашних дел, дарите ему свое внимание и тепло. Относитесь с должным пониманием к проявлению его индивидуальных особенностей.

5. Присмотритесь, чем больше всего увлекается ваш ребенок. Это может быть игра в куклы, в машинки, общение с друзьями, собирание моделей, игра в футбол, современная музыка... Некоторые из этих занятий могут показаться вам пустыми, даже вредными. Однако для него они важны и интересны и к ним стоит отнестись с уважением. Хорошо, если ваш ребенок расскажет вам, что именно в этих делах интересно и важно для него, и вы сможете посмотреть на них его глазами, как бы изнутри его жизни, избегая советов и оценок. Совсем хорошо, если вы сможете принять участие в этих занятиях ребенка, разделить с ним его увлечение. Дети в таких случаях бывают очень благодарны родителям. Будет и другой результат такого участия: на волне интереса вашего ребенка вы сможете начать передавать ему то, что считаете полезным: и дополнительные знания, и жизненный опыт, и свой взгляд на вещи, и даже интерес к чтению, особенно если начать с книг или заметок об интересующем его предмете.

6. Создайте для ребенка тихую спокойную атмосферу в доме; следите за тем, чтобы звук телевизора, магнитофона или радио был слегка приглушенным, старайтесь не разговаривать друг с другом или с ребенком на повышенных тонах.

7. Можно выражать свое недовольство отдельными действиями ребенка, но не ребенком в делом.

8. Избегайте повторения слов «нет» и «нельзя». Недовольство действиями ребенка не должно быть систематическим, иначе оно перерастет в непринятие его.

9. Говорите сдержанно, спокойно, мягко.

10. Для подкрепления устных инструкций используйте зрительную стимуляцию.

11. В определенный отрезок времени давайте ребенку только одно задание, чтобы он мог его завершить.

12. Поощряйте ребенка за все виды деятельности, требующие концентрации внимания (работа с кубиками, раскрашивание и т. п.).

13. Не вмешивайтесь в дело, которым занят ребенок, если он не просит помощи. Своим невмешательством вы будете сообщать ему: «С тобой все в порядке! Ты, конечно справишься!»

14. Если ребенку трудно и он готов принять вашу помощь, обязательно помогите ему. При этом возьмите на себя только то, что он не может выполнить сам, остальное предоставьте делать ему самому. По мере освоения ребенком новых действий постепенно передавайте их ему.

Последовательность и воспитательные воздействия

15. Для начала необходимо сформировать для себя четкую картину того, какие качества вы хотите у ребенка развить и затем последовательно придерживаться поставленных целей. (Например, если вы стремитесь развить у ребенка уважение к окружающим, тогда вы очень уважительно общаетесь с ним, каждый раз, когда он проявил вежливость и уважительность вы подчеркиваете это и хвалите его. Если вы развиваете в ребенке умение самостоятельно принимать решение и нести ответственность за сделанный выбор, то вы поощряете его в те моменты, когда он делает выбор, даже если этот выбор вам не нравится, и разрешаете ребенку встретиться с последствиями сделанного выбора).

16. Будьте последовательны в своем воспитании. Не стоит угрожать ребенку, что вы его лишите чего-то или запретите что-либо, если на самом деле не собираетесь этого делать. Если вы что-то запретили ребенку, то нельзя отменять этот запрет без каких-либо веских причин. Если вы попросили ребенка о чем-то, добейтесь, чтобы он выполнил вашу просьбу, и поблагодарите его за это. Требований и запретов к гиперактивным детям должно быть немного, но взрослые должны быть тверды и последовательны. Нельзя поддаваться настроению и в одних и тех же ситуациях то хвалить, то ругать, то оставаться безразличным к ребенку. Следите четко за выполнением ваших требований.

17. Не применяйте физических наказаний. Иногда родители в порыве гнева и нетерпения в ответ на бурные проявления и непослушание шлепают ребенка, однако эта мера воздействия может только усилить реакцию и вызвать негативные эмоции, протест ребенка. Кроме того, скорее всего, ребенок очень скоро переймет вашу манеру поведения в подобных ситуациях и будет позволять себе в общении со сверстниками и с вами проявлять агрессивные чувства и действия.

18. Выработайте совместно с ребенком систему поощрений и последствий за желательное и нежелательное поведение.

19. Позволяйте вашему ребенку встречаться с отрицательными последствиями своих действий (или своего бездействия). Только тогда он будет взрослеть и становиться «сознательным».

20. Ограничивайте выбор до нескольких возможных альтернатив, но не навязывайте его — разрешайте ребенку принимать решения самостоятельно.

21. Инструкции, которые мы даем ребенку, должны быть понятными для него и очень короткими (желательно не более 10 слов). Чтобы импульсивный ребенок понял вас, прежде чем что-то сказать, продумайте и взвесьте каждое слово, затем установите контакт глаз с ребенком, спросите, готов ли он вас слушать, и после этого говорите, подчеркивая голосом все ключевые слова.

22. В минуты, когда ребенок плохо понимает вас и не слушает, что вы ему говорите, используйте технику «заезженной пластинки» — уверенным голосом повторите свое обращение к нему слово в слово 3-4 раза, делая длинные паузы. Обязательно добейтесь своего, не меняя тактики. Когда ребенок выполнит вашу просьбу, похвалите его или просто скажите спасибо.

23. Старайтесь предотвращать плохое поведение ребенка. Лучше предотвратить плохое поведение, чем потом наказывать за то, что все произошло так, как вы и ожидали. Используйте метод профилактического обучения. Заранее договаривайтесь с ребенком о том, что он должен делать в поездке или в походе в магазин. Скажите ему, что при переходе через дорогу он должен держать вас за руку, а в магазине стоять рядом и если он выполнит эти ваши просьбы, он получит небольшую награду.

Распорядок и правила. Организация деятельности и отдыха

24. Поддерживайте дома четкий распорядок дня. Изо дня в день время приема пищи, выполнения домашних заданий и сна должно соответствовать этому распорядку. Расписание нужно поместить так, чтобы ребенок мог его видеть. Эффективный способ напоминания для детей с СДВГ — применение специальных листов- памяток, которые напоминают о важнейших делах и вывешиваются на видном месте. Кроме текста на этих листах можно разместить соответствующие рисунки. После выполнения какого-либо задания ребенок должен сделать определенную пометку.

25. Заранее договаривайтесь с ребенком о времени игры, о длительности прогулки и т. д. Желательно, чтобы об истечении времени ребенку сообщал не взрослый, а заведенный заранее будильник, кухонный таймер, что будет способствовать снижению агрессии ребенка.

26. Выработайте и расположите в удобном для ребенка месте свод правил поведения в классе, дома, на кружках, в общественных местах. Просите ребенка вслух проговаривать эти правила.

27. Зная своего ребенка, проанализируйте, в какие часы суток и дни недели он допускает неадекватное поведение, и спланируйте это время так, чтобы отвлечь ребенка каким-то интересным занятием, привлекательным для него и дающим возможность реализовать накопленную энергию и чувства.

28. Давайте ребенку возможность для расходования избыточной энергий. Полезны ежедневные физические занятия на свежем воздухе, длительные прогулки, бег.

29. Оберегайте ребенка от утомления, поскольку оно приводит к снижению у него самоконтроля и нарастанию гиперактивности.

30. Научите ребенка устраивать тихие перерывы.

31. Избегайте мест и ситуаций, где собирается много людей. Пребывание в крупных магазинах, на рынках, в ресторанах оказывает на ребенка чрезмерно стимулирующее действие.

32. Есть данные, что ребенок с СДВГ может управлять своим вниманием, при условии, что тема ему интересна (может долго играть в компьютерную игру). Следовательно, необходимо найти подход, приемы заинтересовать ребенка, помочь найти интерес в обычных делах.

Эмоции и саморегуляция

33. Можно осуждать действия ребенка, но, не его чувства, какими нежелательными или «непозволительными» они ни казались. Объясните ему, что он имеет право на любые эмоции, но при этом покажите ему безопасный способ их проявления.

34. Если у ребенка эмоциональная проблема , его надо активно выслушать. Активно слушать ребенка— значит «возвращать» ему в беседе то, что он вам поведал, при этом обозначив его чувство. (Похоже ты сердишься...; Тебе было грустно.)

35. Научите ребенка способам совладания с гневом, ведь ребенок иногда и сам теряется от бурных проявлений собственных эмоций.

36. Помогите ребенку, если он, перевозбудившись, не может сам остановиться. Например, если это приятно ему, вместо нотации и замечаний просто подойдите и крепко обнимите его. Иногда в такие минуты можно даже почувствовать, как ребенок «сдувается, будто воздушный шарик», прижимается к вам. Воспользуйтесь минутой затишья и предложите ребенку посидеть, полежать вместе, почитать книжку.

37. Используйте систему своеобразной «скорой помощи» при общении с гиперактивным ребенком:

• предложить выбор (другую возможную в данный момент деятельность);

• задать неожиданный вопрос; отреагировать неожиданным для ребенка образом (пошутить, повторить действия ребенка);

• не приказывать, а просить (но не заискивать);

• выслушать то, что хочет сказать ребенок (в противном случае он не услышит вас);

• сфотографировать ребенка или повести его к зеркалу в тот момент, когда он капризничает;

• оставить в комнате одного (если это безопасно для его здоровья);

• не настаивать на том, чтобы ребенок во что бы то ни стало принес извинения;

• не читать нотаций (ребенок все равно их не слышит);

• в некоторых случаях в подростковом возрасте возможно заключение формальных договоров-контрактов, в которых закрепляются определенные обязанности за ребенком и поощрение родителей.

Литература и интернет-ресурсы

Акимова Г. Е Словарь-справочник для неравнодушных родителей. СПб., 2001.

Бёрк Р., Херрон Р: Воспитание на основе здравого смысла. СПб., 2001.

Брязгунов И. П., Касатикова Е. В. Дефицит внимания с гиперактивностью у детей, М., 2002.

Гиппенрейтер Ю. Б. Продолжаем общаться с ребенком. Так? М.,2008.

Гиппенрейтер Ю. Б. Общаться с ребенком. Как? М., 2009.

Гордон Т. Повышение родительской эффективности // Популярная педагогика. Екатеринбург, 1997.

Зазаденко Н. Н. Гиперактивность и дефицит внимания в детском возрасте. М., 2005.

Зазаденко Н. Н., Петрухин А. С., Семенов П. А., Суворчнова Н. iO., Данилов А..В., Соколова Т. В., Румянцев М В. Лечение гиперактивности с дефицитом внимания у детей: оценка эффективности различных методов фармакотерапии // Инстенон: опыт клинического применения. СПб, 1999. С. 91-97.

Заломихина ИЮ. Синдром дефицита внимания с гиперактивностью у детек // Логопед. 2007. № 3, С. 33-39,

Исаев Д.. Я., Каган В. Е. Психогигиена пола у детей. Л., 1986.

Корнев А. Н. Дислексия и дисграфия у детей, СПб., 1995.

Лебединский В. В., Никольская О, Р. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их корреция. М., 1990.

Лукерт X. О причинах гиперкинетического синдрома // Гиперактивные дети; коррекция психомоторного развития: Учеб. пособие / Под ред. М. Пассольта. М., 2004.

Лютова Е.К., Монина Г.Б. Тренинг эффективного взаимодействия с детьми. СПб., 2000.

Мишдзе Ю. В. Нейропсихология детского возраста. СПб., 2008. МКБ-10; Классификация психических и поведенческих расстройств: Исследовательские диагностические критерии. Женева, 1994.

Монина Г., Лютова-Робертс Е.. Чутко Л. Гиперактивные дети: психолого-педагогическая помощь. СПб., 2007.

Раттер М. Помощь трудным детям / Пер. с англ.; под общ. ред. А. С. Спиваковской. М., 1987.

Рудестам К. Групповая психотерапия. СПб., 1998. Сатир В. Психотерапия семьи. СПб., 2000.

Тржесоглава 3. Легкая дисфункция мозга в детском возрасте. М., 1986.

Узбеков М. Г., Мисионоюик Э. Ю., Марипчева Г. С., Красов В. А. Вопросы обмена биогенных аминов у детей с гиперкинетическим синдромом // Российский психиатрический журнал. 1998. №6. С. 39-43.

Чутко Л. С. Синдром дефицита внимания с гиперактивностыо и сопутствующие расстройства. М., 2007.

Чутко Л. С .у Пальчик А. Б., Кропотов Ю. Д. Синдром нарушения внимания с гиперактивностью у детей и подростков. СПб., 2004.